6.10.2115:32

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на открытии пленарного заседания Режима контроля за ракетной технологией (РКРТ), Сочи, 6 октября 2021 года

1986-06-10-2021

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый господин председатель,

Уважаемые главы делегаций и участники пленарного заседания,

Уважаемые дамы и господа,

Перед началом своего выступления я с огромным удовольствием хотел бы зачитать обращение Министра иностранных дел России С.В.Лаврова к участникам пленарного заседания РКРТ.

«…»

Я присоединяюсь к словам Министра и хотел бы приветствовать Вас на пленарном заседании РКРТ и от себя лично. Позвольте также выразить признательность предыдущему председательству – Австрийской Республике и лично Послу Т.Хайноци, а также Контактному пункту РКРТ (представителям МИД Франции) за поддержание диалога в рамках Режима.

Для нас большая честь быть председателем на этом важном международном форуме. Данная миссия выпала нам не в самое простое время. Пандемия внесла существенные коррективы во многие аспекты нашей жизни, в том числе в сфере международных отношений. Поэтому вдвойне приятно, что, несмотря на препятствия, мы смогли собраться здесь, пусть и в неполном составе, и начать после двухгодичной паузы предметный разговор по актуальным вопросам предотвращения распространения ракетных технологий.

Мир в настоящее время проходит через период тектонической трансформации. Это сопровождается ростом конфликтного потенциала, нестабильности и непредсказуемости. Разрушаются прежние структуры безопасности, им на смену приходят новые более сложные формы взаимодействия. Очевидно стремление ряда стран к переформатированию политического ландшафта в целях обеспечения доминирования над другими, к подмене международного права неким «миропорядком, основанным на правилах». Усиливается роль силового фактора, наращивается санкционный прессинг на «неугодных», ширится применение крайне жесткой, на грани «фола», безапелляционной риторики, не свойственной традиционной дипломатии. В результате сужаются возможности для достижения договорённостей и политических компромиссов.

Эти международные процессы имеют проекцию и на ракетную составляющую. Ракетные средства давно стали неотъемлемой частью систем национальной, региональной, глобальной и космической безопасности, причем их «удельный вес» неуклонно возрастает. Качественное развитие ракетных технологий, наращивание ударного потенциала, скорости и дальности действия ракет обусловливает привлекательность этого оружия для государств с целью решения задач вооруженной борьбы, нанесения эффективных, в том числе молниеносных, ударов по широкому спектру целей, включая наиболее важные. Ясно, что разрушительное воздействие ракетных вооружений возрастает многократно в случае их применения в качестве средства доставки ОМУ.

По нашим прогнозам, роль ракетных технологий будет и далее повышаться. Всем нам придётся учитывать быстро меняющиеся ракетные реалии и своевременно на них реагировать.

Говорить о том, что мировое сообщество готово к грядущим вызовам на ракетном «поле», пока вряд ли приходится. Инструментов у нас «в активе» не так уж и много.

На двустороннем направлении в качестве позитивного примера можно привести российско-американский Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, который в начале года был продлён на пять лет – до 5 февраля 2026 г. ДСНВ обеспечивает сохранение и дальнейшее функционирование стержневого механизма поддержания стратегической стабильности, на строго паритетной основе ограничивающего ракетно-ядерные арсеналы сторон. В предстоящий период потребуются значительные усилия, чтобы вернуть российско-американский диалог в этой области на устойчивую траекторию, добиться новых конкретных результатов, укрепляющих национальную безопасность и стратегическую стабильность в мире. Прошедшая на днях в Женеве вторая российско-американская встреча в межведомственном формате стала шагом в этом направлении.

За последние десятилетия, к сожалению, оказались утрачены важнейшие договоры – ДПРО, ДРСМД, игравшие особую роль с точки зрения обеспечения предсказуемости и сдержанности в ракетной сфере на глобальном и региональном уровне. Россия прилагала многоплановые усилия по сохранению этих договоров. В этой связи напомню о российском моратории на размещение наземных РСМД в Европе и других регионах мира, пока там не появятся такие системы американского производства, а также призыве к странам НАТО рассмотреть возможность обеспечения встречного моратория с проработкой надежных механизмов верификации. Однако коллеги в Североатлантическом альянсе, как мы понимаем, пока к таким шагам не готовы.

Теперь о многостороннем направлении нашей работы. Опираемся здесь, прежде всего, на экспортноконтрольный механизм РКРТ, некоторые меры транспарентности и укрепления доверия в формате ГКП. Есть также установленный СБ ООН страновой запрет для КНДР на развитие технологии баллистических ракет. Несколько особняком стоит запущенный недавно неформальный диалог в рамках берлинской ракетной инициативы. Ранее действовавшая ооновская диалоговая площадка – Группа правительственных экспертов по ракетам во всех их аспектах – не собиралась с 2008 г.

Таким образом, на ракетном «поле» (в отличие от ОМУ) отсутствует глобальный юридически обязывающий инструмент, который позволял бы сдерживать ракетное распространение. Создание такого режима – стратегическая цель Российской Федерации. Глобальный режим ракетного нераспространения (ГРРН) обеспечивал бы транспарентную деятельность при осуществлении ракетных пусков и программ, а также исключал бы несанкционированные и бесконтрольные передачи ракетных технологий из государств, ими обладающих, другим странам. ГРРН являлся бы самостоятельным механизмом, который дополнял бы существующие договорённости (РКРТ и ГКП).

Основываясь на этом подходе, Россия ещё в 1999 г. выступила с инициативой о поэтапной реализации идеи ГРРН. В качестве первого шага было предложено создание Глобальной системы контроля за нераспространением ракет и ракетных технологий (ГСК). Ею предусматривалась бы транспарентность пусков ракет, предоставление гарантий безопасности и экономических стимулов государствам, отказавшимся от обладания ракетными средствами доставки ОМУ, проведение консультаций. Разработка и функционирование ГСК подразумевались на многосторонней основе под эгидой ООН. К сожалению, из-за противодействия ряда стран существенного практического развития российская инициатива не получила.

Обмен мнениями по ракетной тематике на различных многосторонних площадках показывает, что партнёры в принципе не уходят от разговора по этой тематике, однако, как и тогда, связывать себя какими-либо формальными диалоговыми обязательствами, такими как ооновская ГПЭ, явно не хотят, не говоря уже о более продвинутых инициативах по созданию глобального юридически обязывающего инструмента по предотвращению ракетного распространения.

В сложившихся условиях у нас не так много жизнеспособных опций. Одна из них – неформальный диалог ракетнозначимых стран на ооновской площадке для поиска глобального ответа на существующие ракетные вызовы, который носил бы инклюзивный характер и шёл по открытой повестке дня.

Предлагаем подумать над тем, чтобы провести в 2022 г. отдельное мероприятие «на полях» Первого комитета ГА ООН с участием экспертов из ракетнозначимых стран для обсуждения возможных путей движения вперед на ракетном направлении.

Другой вариант – наращивание потенциала РКРТ. Здесь речь могла бы идти об ускоренном приёме ракетнозначимых стран в Режим или, по крайней мере, о дальнейшем развитии диалога с ними в формате «аутрич», а также о расширении потенциала информобмена в целях совместного анализа глобальных тенденций на ракетном направлении и поиска возможных ответов на ракетные вызовы. Однако сам по себе такой диалог в нынешнем узком формате Режима по определению превращает его в разговор «избранных» со всеми вытекающими последствиями.

Понимаем, что круг обозначенных выше задач довольно широк и амбициозен. Не питаем иллюзий насчет того, что их удастся решить в ходе нынешнего пленарного заседания и даже в течение года российского председательства в РКРТ. Но уверены: продвинуться к их решению можно только совместными усилиями и только через уважительный диалог, основанный на равноправии и взаимном учёте интересов всех сторон.

Надеемся, что со временем участники международного сообщества всё же осознают необходимость более широкого и равноправного диалога между ракетнозначимыми странами.

И ещё одно замечание. Рассматриваем РКРТ как инструмент, направленный на решение задач предотвращения распространения ракетной технологии и связанных с ней материалов. Исходим из того, что режим не должен становиться преградой на пути законного технологического сотрудничества стран в целях мирного освоения космического пространства, не должен быть направлен против отдельных государств. РКРТ призван помогать объединять всех в духе сотрудничества.

Желаю вам плодотворной работы.

Благодарю за внимание.

x
x
Дополнительные инструменты поиска